Валерий Самуилович Скобло — совершенно обычный питерский пенсионер, живет в пятиэтажке на улице Васенко. Воспитанный в советские годы, он на дух не переносит кредиты. Никогда в жизни ими не пользовался. И потому спокойно вызвался помочь своей соседке по лестничной клетке, когда та попала в неприятную «кредитную» историю.

— Около года назад соседка Елена Сергеевна рассказала мне, что ей уже несколько раз звонили какие-то люди, причем очень рано утром, и требовали позвать к телефону человека, который им задолжал деньги, — вспоминает Валерий Самуилович.

Он решил разобраться в ситуации и сам позвонил в «Русфинанс Банк», представители которого донимали его соседку.
— Оказалось, что некий Вячеслав Вишвиков взял кредит в этом банке и не отдает его. А когда он его оформлял, то указал в качестве контактного телефон Елены Сергеевны.
— Только я никаких Вишвиковых не знаю, и вообще хоть кого-нибудь, кто мог бы меня так подставить, — заверяет Елена Сергеевна Бресткина.

Удивительней оказалось другое. В банке Валерию Самуиловичу сообщили, что прописан должник… в его квартире.
— Вот это уж меня совсем добило, — рассказывает Скобло. — Я объяснил звонившим, что либо они ошиблись, либо их обманули, но в моей квартире Вишвиковых нет и не было.

Собеседник вроде бы понял Скобло, но вскоре телефон зазвонил уже у самого Валерия Самуиловича. И теперь уже представители коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» начали требовать с него вернуть долг Вишвикова. Пенсионер написал жалобу в банк, потом коллекторам. Отовсюду пришли вежливые извинения и обещания исключить телефон и адрес Скобло из базы неплательщиков. Но как бы не так! Вслед за звонками в почтовый ящик пенсионера стали приходить письма. Коллекторы предлагали должнику два варианта развития ситуации:

«Вы ничего не делаете. Под лежачий камень вода не течет. Дело передается в суд. До определенного момента все по-прежнему. Потом раз — и понеслось: судебный процесс, обеспечение иска, взыскание задолженности, визиты судебных приставов, счета в банках блокируются, имущество арестовано, выехать за границу нельзя. Тает призрачная надежда, что все как-нибудь само обойдется. И нервы, нервы, нервы...» И все это за долг примерно в 16 тысяч рублей. В другом варианте предлагалось: «Вы погашаете долг сразу или по частям. Находите для этого возможности. Активно работаете над решением задачи, действуете, принимаете «непопулярные решения», например, урезаете расходы. Уже в процессе этого вы чувствуете себя спокойнее и свободнее... Когда долг погашен, вы чувствуете, что стали опытнее и увереннее в своих силах и в своем будущем».

Мифического должника осудили заочно

Летом почтальон принес пенсионеру повестку в суд на имя должника Вишвикова. А несколько месяцев спустя судебные приставы прислали письмо — тоже предлагали добровольно заплатить кредит, набежавшие пени и судебные издержки.

— Судя по письмам примерно за год долг Вишвикова вырос и превысил 36 тысяч, — говорит Скобло.
Пенсионера и его соседку сейчас уже не донимают звонками и письмами. Но Валерий Самуилович не удивится, если к нему в гости придут приставы. Он с ними уже созвонился. Скобло вновь объяснил им, что Вишвикова в его доме не было и нет, и предложил проверить это, запросив данные в жилконторе.
Скобло, кстати, провел свое небольшое расследование, посмотрел Вячеслава Вишвикова в городских базах данных. И не нашел никого похожего — человека с такими именем и фамилией в Петербурге не значится! Не удалось найти его и в социальных сетях.

На время долговая история в доме на улице Васенко утихла. Однако, если за дело взялись коллекторы, то продолжение весьма вероятно.

«С завтрашнего дня в твоей жизни начинается ад»

Коллекторские фирмы работают в России с 2004 года. Не так и давно, на Западе им уже больше ста лет. В нашей стране еще был опыт 1990-х с криминальными «выбивальщиками долгов». Их сменили легальные конторы, но методы у них подчас не менее сомнительные.

Обычно возврат долга или кредита начинается, как и в случае с Валерием Скобло, со звонков и писем по указанному в документах адресу. Звонить при этом могут в самое неудобное время — рано утром, посреди ночи, во-первых, для того, чтобы с большей вероятностью застать неплательщика дома, во-вторых, чтобы оказать на него психологическое давление. Причем от него не застрахован никто. Год назад в Петербурге долги по телефону выбивали с ребенка — ученика младшей школы. На новый номер телефона ему постоянно звонил «робот» и требовал вернуть деньги. Кстати, донимала мальчика та же контора, что и пенсионера Скобло.

Давить и еще раз давить — вот основное правило коллектора. Должников вычисляют в социальных сетях и заваливают сообщениями или распространяют среди друзей информацию о «злостном кредиторе». А могут вызвать к себе для переговоров и на встрече будут унижать и оскорблять, насмехаться, задавать язвительные вопросы типа: «А что, без долгов жить не умеем?», «Сам-то не смог заработать?», «Ты вообще хоть что-то можешь сам?».

И это еще мягкий вариант. В Нижнем Тагиле коллектор кричала в трубку должнику: «Все, бери нож! Бери нож, говорю, Торун, и режь своих детей, потом жену, а потом вешайся. Потому что с завтрашнего дня в твоей жизни начинается ад», а жене кредитора угрожали похитить детей и пустить их на органы. Торун Катаян, правда, нашел управу на коллекторов, он записал их угрозы на диктофон и передал в прокуратуру. Фирме даже пришлось извиняться перед мужчиной и его семьей.

«Случайные» ДТП и хранение наркотиков

Зачастую коллекторами работают бывшие сотрудники правоохранительных органов. У них остаются связи с коллегами с прежних мест службы. Это упрощает поиск должников и воздействие на них.

Например, в среде продавцов вторичного авторынка рассказывают, как коллекторы возвращают кредитные автомобили. Неважно, кто ездит на машине — человек, бравший кредит, или новый владелец, не знающий о прошлом авто, — с него требуют денег. Если человек сопротивляется, то его начинают чаще останавливать гаишники. Езда превращается в нервотрепку. Или могут подстроить небольшое ДТП, сообщить о том, что на водителя подана жалоба, будто он кого-то поцарапал и скрылся. Попутно кредитору дают понять, откуда на самом деле растут ноги у этих неприятностей.

Неофициально сборщики долгов признают, что иногда им приходится идти по пути мелких пакостей. Могут прислать извещение от лица судебных приставов, проколоть шины автомобиля (несколько раз подряд), залить герметик в замочную скважину квартиры и появиться на пороге должника в тот момент, когда ему наконец-то вскроют дверь. Или организовывают аресты по подозрению в «хранении наркотиков», «хулиганстве». Потом отпускают, но человек понимает, что в следующий раз может быть хуже. Ведь, кроме легальных «белых» коллекторов, остались и их «черные собратья». Кстати, миф об их жестокости поддерживают и сами коллекторские бюро. Им выгодно, чтобы неплательщики боялись встречи с такими сборщиками долгов.

В июле прошлого года Генеральная прокуратура огласила итоги проверки деятельности коллекторов. Было выявлено более 3,5 тысяч нарушений закона, к ответственности привлекли 645 должностных и юридических лиц, возбудили 55 уголовных дел. Прокуроры резюмировали: «Повсеместно в деятельности коллекторских агентств выявляются факты угроз жизни и здоровью граждан, их запугивания, избиения, вторжения в жилища, распространения порочащих их сведений».

Валерию Самуиловичу еще повезло. Пострадавший за неизвестного Вишвикова пенсионер отделался лишь навязчивыми звонками и письмами. Надеемся, что у этой истории продолжения не будет.

Вышибалы не хотят ничего комментировать

Прокомментировать историю нашего читателя и «поселенного» к нему должника мы попросили и вторую сторону конфликта. В петербургском представительстве коллекторского агентства «Секвойя» отказавшийся представиться сотрудник сообщил, что их компания долги банков не выкупает, а лишь оказывает содействие финансовым организациям по возврату долгов. Поэтому, продолжать ли звонки в квартиру неплательщика или отправлять дело в суд, решает банк. И, видимо, именно в банке решили не разбираться в деталях дела, а использовать привычную схему — звонки-письма-суд. Но как вообще Вишвикову в «Русфинанс Банке» выдали кредит, почему не проверили адрес, заглядывали ли вообще в его паспорт? Мы задали эти вопросы «кредитору», однако ответ пресс-службы банка был короток: «От нас комментария не будет».

Источник