Банк потребовал недвижимость в залог

На то, чтобы вернуть свой дом в селе Братковци Ивано-Франковской области 56-летняя Мария Процюк и ее дочь Светлана, уже почти не рассчитывали. Восемь лет назад их полутораэтажный особняк с мезонином жилой площадью больше 200 "квадратов" был продан на публичных торгах. Это имущество забрал банк в счет погашения кредита в $2 тыс. (тело займа, который брала Мария составляло $1,5 тыс.).

Дом продали некоему Льву Якобсону за $3 тысячи. Причем на момент продажи там все еще были прописаны супруги Мария и Петр Процюки, а также их дочь-инвалид Светлана. Официально эксперты даже тогда оценивали этот дом в 4 раза дороже, то есть в $12 тыс., а сейчас, по словам риелторов, он и вовсе стоит $30—40 тыс. И только теперь суд признал сделку продажи особняка незаконной и удовлетворил иск Процюков с требованием вернуть дом прежним владельцам.


"Мы с мужем прожили в этом доме почти тридцать лет, с 1976 года, когда отгуляли здесь свою свадьбу, — рассказала "Сегодня" Мария Процюк. — Родители Петра по случаю его женитьбы уступили нам, молодоженам, эту новостройку, а сами перешли жить в старую хату по соседству".

Супружеская жизнь Процюков вскоре дала трещину. В начале 1990-х Петр потерял работу на заводе, запил, скандалил с женой. А у их 14-летней дочери врачи обнаружили врожденный порок — неврологическую болезнь, из-за которой девочка стала инвалидом.

"У нее с рождения прищемлен нерв хребта, при малейшем нервном потрясении случается приступ — синеют ноги, их выкручивает, она может потерять сознание", — вздыхает мама. Впервые этот страшный приступ случился, когда девочка-семиклассница стала свидетелем семейного скандала — пьяный отец гонялся по двору за мамой с топором в руке.

Не выдержав такой жизни Мария с больной дочкой переехала жить в арендованную в Ивано-Франковске квартиру. "Хотела, чтобы Петя опомнился и бросил пить. Официально мы не развелись, хату в селе приватизировали и записали на мужа", — рассказывает женщина. Чтобы заработать денег на лечение дочки, Мария ездила на заработки за границу, потом занималась частным предпринимательством и даже возглавила что-то вроде "колхоза" в селе Павловка.

В 2001 году болезнь Светланы начала прогрессировать: ноги от косточек синели и сохли. Врачи посоветовали иглоукалывание. Процедура была дорогостоящей.Мария взяла кредит в $1,5 тыс. (по тем временам около 7,5 тыс. грн). "Тогда кредиты были делом новым, их выдавали только три банка, я обратилась в один из них, — объясняет женщина. — В банке потребовали недвижимость в залог. Муж дал на меня доверенность на дом. По совету банковского работника, получая кредит, я указала незначительную стоимость залога — $3 тыс.".

Мария пока 8 лет боролась за свой дом, жила на съемной квартире. Фото: Б. Скаврон

Мария говорит, что ее зарплата позволяла ей вернуть такой кредит за год. На протяжении этого времени она исправно платила проценты, но выплатить тело кредита не смогла. Женщина неожиданно тяжело заболела и попросила продлить ей срок действия кредита, но найти общий язык с банкирами не удалось.

"Я пошла в банк к своему инспектору и попросила продлить мой кредит еще на год, — рассказывала Мария Процюк. — Однако в банке мне отказали на том основании, что мой муж отменил выданную мне доверенность, и они не могут выполнить мою просьбу. У меня не было времени выяснять отношения и спорить, мне нужно было срочно ложиться на операцию. В больнице я провела четыре месяца. А потом случайно узнала, что нашу хату, в которой были прописаны мой муж, я и моя дочь, продали на публичных торгах на взыскание задолженности перед банком".

Мария Процюк утверждает, что не получила ни копейки от разницы между стоимостью проданного имущества и суммой долга. Никто, говорит, ее не поставил в известность, что дом уже "арестовали" и объявили публичные торги. Возможно, говорит она, такие сообщения получал муж, который был владельцем дома, но в то время он уже окончательно разрушил свою жизнь алкоголем.

ПОЖАР И СУДЫ

Почти 8 лет продолжалась судебная тяжба за хату. За это время в доме случился странный пожар, потом умер муж Марии. Мария Процюк говорит, что была согласна откупить дом у новых владельцев, вернув им заплаченные на аукционе три тысячи долларов. Но договориться с ними не удалось.

"У нас нет и не было другого жилья, — жаловалась женщина. — Для дочери мне удалось найти комнату в общежитии в Ивано-Франковске, сама живу в селе Павловка на съемной квартире". Представители банка во время суда заявили, что для возвращения просроченного кредита банк обратился в исполнительную службу и никак не влиял на процесс продажи дома.

"Горе-бизнесмены Процюки, которым мы выдали кредит, не собирались возвращать деньги. Банку же не выгодна просрочка задолженности, это наши прямые убытки".

Дважды дело о проданном доме доходило до Верховного суда и с замечаниями возвращалось на рассмотрение в Тысменицкий райсуд. И вот на днях коллегия судей Апелляционного суда Ивано-Франковской области решила вернуть дом прежним владельцам.

Семья Якобсонов, купившая недвижимость на аукционе, должна выселиться оттуда, а банк должен вернуть покупателям потраченные $3 тыс. Банкиры собираются отстаивать свою правоту в Верховном суде, а Мария Процюк с дочерью намерена поскорее вернуться домой.

Источник