В конце июня коллегия гражданских дел Верховного суда рассмотрела в последней, третьей инстанции иск мужчины, который просил взыскать с третьего лица нанесенные ему убытки в размере почти 4000 латов. Инцидент произошел в конце 2010 года, но только сейчас суд вынес окончательный приговор.

Дело было так. Истец ехал на своей машине «Мерседесе» А-класса, когда в него врезался встречный автомобиль. В результате столкновения «Мерседес» был разбит «всмятку» и восстановлению не подлежал.

Виновника аварии полиция определила без труда. Водителю «Мерседеса» были нанесены телесные повреждения легкой степени, так что водителя врезавшейся машины осудили по статье Уголовного закона, дав ему 200 часов общественных работ за данное уголовное нарушение.

По тому, что осталось от машины истца, эксперты оценили его автомобиль в 1777 латов. Но проблема была в том, что «железный конь» был куплен в кредит. Договор на получение займа был оформлен 20 августа 2007 года на сумму 5500 латов. Заемщик растянул выплату этой суммы на 6 лет, вплоть до 20 июля 2013 года, обязавшись в качестве процентов выплатить кредитной компании еще 2750 латов.

Соответственно, к моменту рокового ДТП истец выплатил лишь часть взятого кредита. Если быть точнее, он оставался должен еще 3921 лат. Сумму в 1777 латов, в которую оценили остатки его «Мерседеса», страховая компания перечислила кредитной компании в счет частичной оплаты долга. К августу 2012 года истец вернул остальные деньги кредитной компании, однако рассудил, что он остался без машины, но с кредитом по вине своего обидчика – водителя, вызвавшего ДТП. Соответственно, заемщик подал иск в суд с требованием взыскать те деньги, которые он заплатил по кредиту после ДТП, с виновника аварии. Ведь если бы не его противоправное действие, человек и дальше ездил бы на своем авто, за которое планомерно выплачивал кредит.

Районный суд Балви его иск отклонил. Тогда мужчина подал апелляцию. Латгальский окружной суд также счел его жалобу необоснованной. Среди прочего суд указал, что выплаченные мужчиной после ДТП две с лишним тысячи евро нельзя считать уроном, полученным в результате ДТП. А ответчик между тем виновен именно в ДТП. Он не имеет никакого отношения к тому, что истец за три года до столкновения взял деньги в кредит и использовал их для покупки автомобиля. Поэтому суд посчитал, что убытки в размере 2105 латов не являются ущербом, который стал следствием действий ответчика.

Суд также отметил, что, согласно 1792-й статье Гражданского закона, размер ущерба определяется по ценности вещи на момент нанесения ущерба. Именно эту ценность и оценила страховая компания, назвав цифру 1777 латов. Хозяин «Мерседеса» с ней согласился, а значит – признал, что его машина на момент аварии стоила именно столько. К тому же Латгальский окружной суд пояснил ему, что ценность автомобиля снизилась за те три года, что миновали с момента приобретения до аварии. Так что, несмотря на факт аварии, он и только он сам должен был рассчитываться по ранее оформленным обязательствам.

Но хозяин «Мерседеса» настаивал, что в течение трех лет после ДТП платил из семейного бюджета деньги за несуществующую вещь, что иначе как убытками не назовешь. В качестве аргумента он также привел то обстоятельство, что, приобретая автомобиль за кредитные деньги, он полагался на то, что третьи лица не помешают ему пользоваться данным автотранспортом. И раз уж такое третье лицо нашлось, то пусть и возмещает ему кредитные платежи.

Получив отказ от окружного суда, мужчина оформил кассационную жалобу. Рассматривая ее, Верховный суд Латвии поддержал позицию судов предыдущих двух инстанций, а также добавил, что Гражданский закон подразумевает такой вид убытков, как недополученное благо. Например, если в ДТП по вине третьего лица сломан автомобиль, то его собственник может просить у этого третьего лица компенсацию затрат на то, что он не смог использовать автомобиль и, например, добраться в нужное место к намеченному времени. А таксист, к примеру, может взыскать с обидчика недополученную прибыль за предоставление услуг на его автомобиле. Но случай истца – иной. Так уж совпало, что к моменту злополучной аварии рыночная стоимость его автомобиля уже была значительно ниже, чем остаток по кредиту за него же. Ситуация хоть и незавидная, но винить в ней некого, кроме самого истца. Возьми он кредит на меньший срок, к моменту ДТП остаток по кредиту был бы соразмерен реальной стоимости машины, да и в качестве процентов он заплатил бы гораздо меньше. А так взял 5500 латов, а вместе с процентами вернул в полтора раза больше.

Верховный суд в третий раз отклонил иск этого автолюбителя, а его вердикт обжалованию уже не подлежит. Урок всем, кто приобретает вещи и транспортные средства на заемные средства.

Источник