Светлана попала в совершенно, как ей кажется, безвыходную ситуацию. Ее бизнес разрушила резко снизившаяся покупательская способность жителей, и она не смогла рассчитываться с банком по взятым ранее кредитам. Ежемесячный платеж по двум займам – на фирму и на частное лицо – составлял приличную сумму. В итоге единственное жилье семьи оказалось выставленным на аукцион…

Светлана, когда она брала кредит в банке, бизнес набирал обороты, и платить по обязательствам труда не составляло. Но как только регулярная выручка упала, начались проблемы с возвратом займов. Ситуацию отягощал тот факт, что дом, в котором жила семья Светланы, был гарантом возврата кредита, взятого на фирму, и на тот же дом была наложена ипотека по частному кредиту. Спустя несколько лет выплаты кредита на фирму Светлана попросила своего кредитора – банк DnB Nord – освободить семейную недвижимость от обременения по кредиту фирмы, однако получила отказ. Таким образом, условия остались прежними, а доходы семьи при этом ощутимо отличались от прежнего уровня…

Пошли «навстречу», отобрав все

Когда стало совсем невмоготу платить, она пришла в банк.

– Работница местного филиала DnB Nord посоветовала нам платить хоть сколько-то, но ежемесячно. На наш вопрос «А что это даст?» она снисходительно ответила, что когда нашу недвижимость заберет банк, сумма нашего долга хоть на чуть-чуть, но будет меньше, ведь ни имущество фирмы, ни наш дом не удастся продать так же дорого, как они когда-то приобретались. То есть никакие другие варианты больше не рассматривались, нам сразу указали на то, что мы лишаемся своего единственного жилья. Просрочив несколько платежей по обоим кредитам, мы решили отправиться за рубеж на заработки. Но и там нас постигла неудача. Пришлось вернуться. Мы по-прежнему не могли платить банку прежние суммы, так что я стала писать письма в центральный аппарат банка в Риге, чтобы рассмотреть какие-нибудь варианты. Написала в общей сложности пять заказных писем, но ни на одно не получила ответа. В последнем, пятом, я просто просила: ответьте мне, пожалуйста, письменно или по телефону. И опять нет ответа. Пробовала решать вопрос и через местный филиал банка, и по телефону через Ригу. Одна сотрудница DnB Nord из Риги предложила мне такой вариант: они распродают всю недвижимость фирмы, оставляют мне дом и я плачу ежемесячно за свой ипотечный кредит, а также выплачиваю часть кредита фирмы – 700 евро.

Такой вариант меня устраивал. Мы стали ждать заседания комиссии, которая должна была рассмотреть этот вариант и принять решение. Надеялись, что банк пойдет навстречу. Однако мне позвонили и сказали, что комиссия приняла решение выставить на торги всю нашу собственность: и дом, и имущество фирмы! Теперь дело уже передано судебному исполнителю, а я каждый день вспоминаю лестные фразы из газетных статей о том, что «банки всегда идут навстречу клиентам»… В моем случае банк решил лишить единственного жилья целую семью, учитывая, что сегодня вся недвижимость ужасно обесценена. Готовы оценки наших объектов, согласно которым их нынешняя цена как минимум в три раза ниже той, за которую мы их приобретали, – рассказала свою грустную историю Светлана.

Виной всему «ошибка коммуникации»

Для начала мы решили узнать, обязан ли банк отвечать на заказные письма своих клиентов. В справочной службе Центра защиты прав потребителей (тел. 65452554) нам сообщили, что кредитное учреждение обязано это делать только в случае, если речь идет об ипотечном кредите и со стороны клиента не было допущено грубых нарушений договора. Грубым нарушением считается задержка платежа дольше чем на 60 дней или дольше чем на 30 дней три раза в течение одного года. Светлана не платила в общей сложности 8 месяцев, хотя до этого целых 7 лет подряд всегда своевременно вносила кредитные платежи в пользу банка. Тем не менее в данном случае выходит, что DnB Nord освобождается от обязанности отвечать на заказные письма клиентки.

Тогда мы решили сами позвонить в банк и выслушать аргументы кредитного учреждения, выгоняющего семью на улицу. Заместитель руководителя Управления филиалами банка Гатис Шетлерс в начале нашего разговора упомянул, что банк фиксирует все случаи коммуникации с клиентом на тему реструктуризации долга, и в случае со Светланой записей о каких-либо конкретных предложениях с ее стороны, полученных заказных письмах или предложении о 700 евро просто нет! По его словам, сегодня банк видит лишь то, что клиент внезапно перестал платить по своим кредитам.

– Если бы она платила хоть сколько-то, мы видели бы желание клиента сотрудничать, отдавать долг, но, возможно, на других условиях. Но она просто не платила в течение 8 месяцев, не пытаясь как-либо решить эту проблему. Соответственно, банк оценил все обстоятельства и принял решение, – сообщил нам Гатис Шетлерс.

Но Светлана просто не знала, что платить хоть что-то означало бы демонстрацию желания решать проблему совместно с банком. Ведь в местном филиале банка, по ее словам, ей совершенно иначе объяснили необходимость внесения хоть какой-то суммы денег в пользу гашения кредитов. Гатис Шетлерс называет сложившуюся ситуацию «ошибкой коммуникации» и заверяет, что это правило действует всегда: если банк видит, что клиент платит регулярно, пусть и не всю сумму, то это рассматривается как положительный сигнал. Представитель банка просит указать фамилии и должности сотрудников банка, которые предлагали платить по чуть-чуть исключительно, чтобы уменьшить свой общий долг перед банком, когда недвижимость отберут, а также озвучили вариант с платежом в размере 700 евро.

К сожалению (и это вполне логично), Светлана не может назвать фамилии и предоставить доказательства тех разговоров.

Готова платить хоть 40 лет!

Как бы то ни было, представитель DnB Nord Гатис Шетлерс в разговоре с корреспондентом «СейЧас» подтвердил желание банка пойти навстречу клиентке, отметив, что процесс аукциона семейной недвижимости еще обратим и реструктуризация долга возможна.

– Мы заинтересованы искать решение совместно с клиентом, а не продавать недвижимость, после чего еще долгие годы взыскивать с клиента остаток долга. Если клиент хочет платить и сохранить за собой дом, то мы, конечно, будем рассматривать ситуацию иначе, чтобы сохранить долгосрочные добрые отношения с этим клиентом, – сказал представитель банка.

Он посоветовал нашей читательнице как можно скорее обратиться к ответственным лицам DnB Nord с целью поиска компромисса и предложить свои варианты возврата займов.

– Конечно, я готова платить! Меня полностью устраивало предложение о 700 евро, и я никак не могу понять, как могло оказаться, что комиссия в итоге его даже не рассматривала… Теперь я предлагаю банку платить всю сумму кредита, но растянуть срок возврата займов хоть на 40 лет, только бы они не выгоняли мою семью на улицу и отменили аукцион!» – говорит наша читательница.

Она в очередной раз связалась с банком, и ей обещали в ближайшее время дать ответ относительно того, какие варианты реструктуризации ее долгов видит DnB Nord. На момент подготовки номера в печать ответ так и не был получен, хотя Светлане обещали перезвонить во вторник (7 сентября) после обеда. Тем не менее мы надеемся, что досадные «ошибки коммуникации», едва не стоившие Светлане жилья, все-таки будут исправлены… Мы также надеемся и на то, что в банках работают не бездушные машины, а люди, которые также не застрахованы от подобных ситуаций.

Источник